В данном разделе публикуются статьи и заметки о копейке:

1.»История копейки». В.П.Мещерский.

2.»О содержании термина «Пирог» в денежном обращении России XVIIв». А.В.Быков.

3.»1 Копейка. Дисперсия массы у монет СССР 1926-1991 гг. регулярного чекана». П.Г.Петров.

4.»Технические условия на мелкую разменную монету СССР 1972-1991 годов». Н.С.Моисеенко, П.Г.Петров.

5.»1 Копейка. Магнитные монеты». П.Г.Петров

6.»1 Копейка. Талоны новой России на товары первой необходимости». М.М.Глейзер, П.Г.Петров.

7.»1 Копейка.Первая и последняя марки стандартных выпусков нашей страны». П.Г.Петров.

8.»1 Копейка. Очередное хулиганство художника В.Э.Коваля на марке». П.Г.Петров.

9.»Цензура никогда не дремлет». П.Г.Петров.

10. «Чеканенные подделки медных монет середины XVIII века». В.В.Капустин.

1.Предлагаю Вашему вниманию статью «История копейки», опубликованную во второй половине XIX века. К сожалению пока не удалось установить название печатного издания, автор статьи, возможно князь В.П.Мещерский, прислал Владимир Владимирович из Ленинградской области.

Мещерский, Владимир Петрович [11(23).I.1839, Петербург, — 10(23).VII.1914, Царское село], князь, — русский писатель и публицист. Начал печататься с 1860 года в «Северной пчеле», «Московских ведомостях», «Русском вестнике». Первые книги: поэма «Таврида» (1863), «Очерки нынешней общественной жизни в России» (1868-1870). М. выступал не только против революционного движения, но и против либеральных реформ. Будучи близок к придворным и правительственным кругам, которые субсидировали его издания – «Гражданин» (1872-1914), «Добро» (1881), «Дружеские речи» (1905), М. отстаивал феодально-дворянские привилегии и незыблемость самодержавия. Наряду с публицистикой (сборники «Речи консерватора», 1876, «В улику времени», 1879) М. выступал с романами, обличавшими нравы великосветского общества, проникновение безверия в среду аристократии: «Женщины из петербургского большого света» (1847), «Мужчины петербургского большого света» (1897), «Один из наших Бисмарков» (1847), «Лорд-апостол в большом петербургском свете» (1876) и др. М. известен антинигилистическими романами «Тайны современного Петербурга» (1876-1877), «Записки застрелившегося гимназиста» (1875). В романах, повестях и комедиях, носивших примитивно назидательный характер, отличавшихся схематичностью характеров, иллюстративностью, М. пропагандировал те же реакционные идеи. М. – автор статей о Ф.И.Тютчеве, Л.Н.Толстом, А.К.Толстом, Ф.М.Достоевском, мемуаров «Мои воспоминания» (1897-1912).

http://www.hrono.ru/biograf/bio_m/meshersky_vp.php

2.Следующую статью прислал горный инженер из г.Клин Московской области Вадим Ростиславович Пирог.

3.Далее несколько статей, опубликованных в журнале «Петербургский Коллекционер» (Гл. Редактор Сыромятников О.А.).

В советские времена бытовало мнение, что 1 копейка имела массу 1 грамм, и что монету использовали в качестве гирьки при взвешивании.  Мы выяснили, так ли это:

Уже после опубликования данной статьи были обнаружены монеты массой  0,64 и  1,56 грамм.

4.

5.Оказалось, что иногда медные, бронзовые и латунные копейки обладают магнитными свойствами, нам удалось выяснить следующие причины:

6.Следущая наша статья о талонах 1 Копейка.

7. Далее две статьи о марках, опубликованных в журнале «Мир марок» (Гл. Редактор Новосёлов В).

8.

9. К 180-летней годовщине гибели Александра Сергеевича Пушкина:

10. Очень интересная статья о поддельных однокопеечниках:

«Чеканенные подделки медных монет середины XVIII века», автор В.В.Капустин, г.Москва.

Среди медных монет первых десятилетий XVIII века подделками «в ущерб обращению» никого не удивить. Это, в принципе, легко объяснимо — при большом разрыве между стоимостью меди и номиналом монеты подделка становилась очень выгодной. После 1730 года, с выпуском в обращение денег и полушек, по стопе в 10 рублей из пуда меди, подделки стало делать менее выгодно, и этот монетный тип просуществовал достаточно долго — почти 25 лет. Копейки с «орлом на облаках», появившиеся в 1755 году, делались по еще более «невыгодной» для казны цене — по 8 рублей из пуда меди. В 1757 году стопа вновь изменилась — новая эмиссия (по 16 рублей из пуда) состояла из пяти номиналов  — полушка, денга, копейка, двушка и пятикопеечник. Нормативный  вес «новой» копейки — составлял около 10 грамм, и был достаточно близок к весу «старой» денги (около 8 г), да и размер этих двух монет был достаточно схожим. Такая «близость» по размеру и весу двух монет быстро была замечена «лихими людьми» и коллекционерам медных монет хорошо известны фальшивые медные копейки с вензелем Елизаветы, которые были перечеканены из денег образца 1730 года.

Резчик фальшивых штемпелей правдоподобно скопировал рисунок вензеля Императрицы, но достаточно халатно отнесся к остальным деталям рисунка и распознать таковые фальшивые копейки несложно — на них,  как правило, и следы денег обильны, и рисунок штемпелей достаточно красноречиво говорит об их немондворовском происхождении.

Сравнение подлинной копейки 1758 года и фальшивой (перечеканеной из денги)

По приведенной картинке видно, что рисунок штемпеля фальшивой копейки в деталях хоть и выглядит достаточно похоже, но при ближайшем рассмотрении никакой критики уже не выдерживает.

Бизнес по изготовлению «копеек» из «денег» был несомненно выгодным, и таковых подделок коллекционерам известно достаточно много, причем качеством и аккуратностью выделки штемпеля фальшаков отличались далеко не всегда. На примере с копейкой 1760 года и двумя фальшивками это хорошо видно: монета в середине иллюстрации выглядит вполне натурально и запросто могла ходить нераспознанной многие годы, а вторая фальшивая монета (в нижней части картинки) выглядит достаточно неопрятно, и вполне могла вызвать подозрение при попытке ей расплатиться. Тем не менее, такие копейки достаточно распространены, и скорее всего находились в обращении наравне с настоящими на протяжении достаточно длительного периода времени.

 

В 1763 году появляются новые копеечные монеты — с вензелем Екатерины II, при этом большинство из этих «новых» копеек имеют явные следы перечеканки. При этом, поддельных копеечных монет с вензелем Екатерины известно во много раз меньше, чем с Елизаветинским вензелем. Возможно, это связано со значительно выросшим качеством выделки монеты на монетных дворах, ведь  продукция  фальшивомонетчиков слишком сильно отличалась от «официальной» продукции. Так или иначе — но фальшивые копейки образца 1763 года, перечеканеные из денег, значительно более редки.

Отдельно стоит обратить внимание на такой момент: резчик фальшивых штемпелей старался достаточно точно скопировать детали изображения настоящей монеты, вплоть до рисунка завитков вензеля, букв монетного двора, обозначения номинала и  даже рисунка венка вокруг вензеля. Это позволяет говорить о росте мастерства резчика, и в то же время, говорит о том, что изготовление этих подделок можно с большой долей вероятности датировать той же или близкой датой, что и сами оригинальные копейки, то есть где-то после 1763 года.

В рисунке фальшивой копейки с датой 1763 мы уже не наблюдаем «признаков», характерных практически для всех «Елизаветинских« подделок, таких как:

  • рука всадника, держащая копье, неправильной и весьма специфической формы;
  • голова всадника как правило значительно отставлена от тулова;
  • прямоугольная морда лошади;

На фальшивой копейке появляются «рубежки» по краю штемпеля — как на подлинных монетах, всадник и конь выглядят гораздо естественнее, в рисунке появляются многие мелкие детали, даже шарик на верхнем конце копья и шлем на голове всадника. Иными словами, это уже очень хорошая и качественная подделка, значительно лучшего качества изготовления, хоть и отчеканеная, по-прежнему, на денге образца 1730 года.

Отдельно, на мой взгляд, стоит остановиться еще на одной монете, споры о которой до сих пор не прекращаются. Я имею в виду копейку 1767 года с обозначением двора «ММ».

Согласно отчетам Московского монетного двора копейки в 1767 году не чеканились, но в каталоге Ильина таковая монета отмечена как очень редкая, а в каталоге Георгия Михайловича даже приведено фото такой монеты (на фото сверху)

В состав коллекции, которую предложили для реализации на наших аукционах, входит однокопеечник 1767 года с буквами ММ, но одна из сторон (а именно сторона с вензелем) этой монеты отличается от фотографии, опубликованной в «корпусе», а сторона со всадником у обоих монет — практически идентична. Экземпляр из Корпуса — на маленьком кружке, наш же, наоборот, на широком и достаточно тонком, поэтому штемпель уместился на заготовке весь. Масса этой копейки — 7,8 г — что ближе к массе денги, чем к нормативному весу подлинной копейки. Однако венок, рисунок вензеля и цифры даты на монете выполнены очень изящно.

При сравнении с подлинной однокопеечной монетой 1766 СПМ кажутся достаточно похожими многие детали в изображениях, например форма единицы и семерки даты, а так же рисунок вензеля.

 

Такая «аналогичность» в изображениях, вкупе со многими другими признаками наводит на мысль о том, что резчик фальшивых штемпелей немного переусердствовал при их изготовлении, скопировав вензельную сторону с монеты Санкт-Петербургского двора, а под всадником «по привычке» разместил обозначение Московского двора.

Получившийся кадавр почти 250 лет смущал умы отечественных нумизматов, вызывая ожесточенные споры и жаркие дискуссии между коллекционерами.

И если с этой монетой, и с экземпляром из собрания Георгия Михайловича — мы всё таки вроде бы разобрались, то вопрос о существовании подлинной копейки 1767 года Московского монетного двора — по прежнему остается открытым. А вдруг она все ж таки существует…?

Василий Капустин.

https://www.numismat.ru/articles.shtml?id=440